Петр и Прохор Громовы в фильме "Угрюм-река" Ярополка Лапшина

Вот и закончил Первый канал на 16 серии экранизацию одноименного романа Вячеслава Шишкова "Угрюм-река".

Вторая кинематографическая версия романа Юрия Мороза после телевизионной советской версии Ярополка Лапшина вызвала бурю критики.

Надо признать, у самого Вячеслава Шишкова в романе художественного вымысла не так уж и мало. Сама река Угрюм выдуманная. Там, где в Сибири "золотые земли", текут Витим и Лена.

Ленский расстрел правительственными войсками трехтысячной демонстрации рабочих приисков произошел 4 (17) апреля 1912 года, 170 человек было убито - он послужил очень сильным толчком всей революционной деятельности России. Иосиф Сталин в этом же году тогда в большевистской газете "Звезда" воскликнул, что Ленский расстрел разбил лед молчания - и теперь река народного движения тронется с места. Большевики начали готовить государственный переворот.

В западной печати существует ошибочное мнение, что после расстрела на реке Лена Владимир Ульянов взял себе псевдоним Ленин. Лениным Ульянов назвал себя раньше, но после одноименной расправы над рабочими этот "бренд Ленин" для революционера стал весьма удачным и успешным.

На момент забастовки 66% акций Ленского золотопромышленного товарищества принадлежало компании "Lena Goldfields", зарегистрированной в Лондоне, её акции продавались в Лондоне, в Париже, в Санкт-Петербурге. Русские промышленники, объединенные в комитет российских вкладчиков, владели 46% акций. Британские бизнесмены владели 20% акций золотых приисков товарищества. Директором-распорядителем добывающих компаний был барон Альфред Горациевич Гинцбург.

Сибирским золотом вовсе не владел единолично некий русский купец Прохор Громов, перед которым расступилась сибирская тайга и потекла вспять Угрюм-река.

История освоения сибирских месторождений со времен Ломоносова притягивает немалый к себе интерес. И в этом освоении, действительно, основную лепту внесли русские купцы - больше и некому было. При образовании акционерных обществ ценными бумагами завладели уже люди более смышленые в таких делах и организованные. Русским купцам после таежных приключений, после опасных рек нужны были срочно Анфиски для успокоения души - красавицы же не успевали делать из них быков и медведей для биржевых игр.

И надо было изначально полагать, на историю купечества будет далеко не однозначный взгляд. Тем более, одну экранизацию романа делали в советское время, а вторая экранизация в наше время, в котором отношение к предпринимателям более мягкое, без суровой пролетарской ненависти.

Отсюда и у Ярополка Лапшина в условиях советского менталитета в роли Петра Громова менее привлекательное амплуа Виктора Чекмарёва, чем амплуа Александра Балуева. Современный кинорежиссер Юрий Мороз сделал из Прохора Громова более волевую и бесстрашную личность в роли Александра Горбатова, он вовсе не обливался так явно слезами и не впадал в панику, когда они с Ибрагимом-оглы замерзали и умирали с голода на Угрюм-реке.

Да и не поняли бы современные российские предприниматели Юрия Мороза, если бы он сделал из русских купцов совсем уж омерзительных личностей, кровожадных убийц. Хотя, в российском обществе начинает складываться и укрепляться новое сообщество людей с пролетарской ненавистью к богатым личностям - и они ничего хорошего не хотели бы видеть в Прохоре Громове.

Юрию Морозу ничего не оставалось, как отдать Прохора Громова на суд Божий. Русский купец, организовавший якобы расстрел рабочих золотых приисков, погибает в конце фильма от Тункусского метеорита.

На самом-то деле организатором убийства рабочих приисков, их жен и детей был вовсе не русский купец Прохор Громов. Директором-распорядителем золотых приисков на момент Ленского расстрела был барон Альфред Гинцбург, люди вовсе не русской национальности бесчеловечно эксплуатировали людей на приисках.

Вот и сегодня эта глупая зависть и пролетарская ненависть к талантливым успешным людям не дает складываться и укрепляться новым сословиям российских предпринимателей. Предприниматели с двойным гражданством захватывают активы национального бизнеса.

И что мы будем иметь?

А иметь мы будем вместо Прохоровых Гинцбургов, которые будут творить зло и одобрять романы, в которых это зло совершают другие.

Сакура

Рейтинг: 5 / 5
Всего голосов: 1

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Войдите чтобы комментировать

Лучшие материалы категории

Сакура

Современная концепция таламической психологии Андрея Булатова: